Трансгендеры и адмиреры всех стран, объединяйтесь!
Адмиреры и трансгендеры
Добро пожаловать на информационный ресурс для адмиреров - почитателей трансвеститов, кроссдрессеров и транссексуалов!

•Об адмирерах и трансгендерах• •О транссексуалах/shemale/ladyboy• •О трансвеститах/кроссдрессерах/травести•

•Интересные и полезные cтатьи• •Познакомиться с трансом или адмирером• •Cсылки• •На главную•

Текущее время: 20 апр 2018 02:14

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]





Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
 О балете 
Автор Сообщение
Сообщение О балете
Я маленькая балерина.

А. Вертинский

Я не являюсь поклонником балета, ничего в нем не понимаю, и мне всегда было скучно смотреть на все эти па-де-де, адажио и прочее. И, тем не менее, с самого раннего детства я жадно смотрел на балет по телевидению – из-за балерин в пачках. Для меня это было первым эротическим шоу. Ах, как я восхищался их нарядами, как хотелось примерить пачку, встать на пуанты – или увидеть мальчика в костюме балерины! Но я понимал, что мне хочется невозможного и ненормального, стыдного, о чем ни с кем и поделиться-то нельзя - не поймут, покрутят пальцем у виска, засмеют. И они вправе это сделать, потому что я и в самом деле «того». И не понятно, почему, ну почему я такой.
Говорят: если чего-то очень сильно хочется, то это непременно сбудется. Иногда этот закон срабатывает. Например, в моем случае. Впервые я увидел мальчика в балетной пачке в восьмом классе – на концерте детской художественной самодеятельности во дворце им. Ленина, куда нас привели с классом. Там было несколько номеров детского цирка, и два мальчика-клоуна исполняли пародийный акробатический номер. Но то было шутовство, и мальчик, изображающий акробатку, специально был одет по-дурацки, без каких-либо претензий на похожесть. И, тем не менее, на нем была настоящая девчоночья балетная пачка – это уже было что-то. Спустя годы, уже в перестройку, я увидел номер из мужского балета Михайловского по телевизору, а позднее – американскую мужскую балетную группу «Трокадеро».Но Трокадеро мне не очень нравится. Несмотря на великолепные балетные костюмы, танцовщики откровенно комикуют, дурачатся, подчеркивая, что они все же мужики в женских пачках. У Михайловского все всерьез, танцовщики как бы стараются доказать, что могут танцевать не хуже женщин. Но получается все равно хуже – все-таки мужскую стать в пачку не спрячешь. Между прочим, оба ансамбля пользуются большим успехом, Трокадеро объездил с гастролями многие страны. Так что зря я в детстве переживал, что я «того». Не такой уж я был белой вороной.
А когда спустя еще два десятилетия появился интернет, и, просиживая днями и ночами за компьютером, я собрал драгоценную коллекцию материалов о транс-балете, которая, надеюсь, будет пополняться и дальше. Скучно есть торт одному, хочется поделиться с теми, кто понимает, что я и намерен сейчас сделать.
Начну с рассказа о своем детстве одного американского транса, который я обнаружил в интернете (в дальнейшем буду обозначать это слово «И-т»). Не взыщите, перевод (этот и все последующие) мой собственный, с использованием Онлайн-переводчика:

«Однажды, когда мне было семь лет, я сказал маме, что хочу заниматься гимнастикой, чтобы научиться делать сальто. Потом я пошел играть с сестрой, и она предложила мне переодеться девочкой. Я почему-то согласился. Я надел ее платье, трусики и колготки. Волосы у меня были короткие, и я надел на голову берет. Мы играли долго и устали. Я пошел в свою комнату и, как был в девичьем наряде, лег спать на кровать. Вошла мама и, увидев меня, изумилась. Вдруг ее осенила идея, и она спустилась вниз к компьютеру. Через некоторое время она позвала меня:
- Сынок, я записала тебя.
Я спросил:
- На гимнастику?
- Нет, на балет.
Я заплакал и сказал, что не хочу на балет. Мама сказала:
- Не плачь, сынок. Я видела тебя, когда ты спал. Тебе очень идут колготки.
Мы сели в машину и поехали в балетную школу. Мама записала меня в класс, в котором занималась моя сестра. Я упрашивал маму не делать этого, но она говорила:
- Ты будешь великолепно выглядеть в балетном купальнике и розовых колготках.
Я еще сильнее заплакал, но вдруг почувствовал приятный зуд в членике и невольно заулыбался.
В течение следующего месяца я занимался балетом и был счастлив. Я стал одним из лучших танцовщиков. Я выступал в школьных концертах в ансамбле и танцевал современные танцы. На сцену я выходил в костюме девочки: на мне были купальник, надетый поверх трусиков, чтобы было не заметно моего «мальчика». Это было замечательно!»

С точки зрения здравого смысла история может показаться невероятной: ну где такое возможно? И я поначалу заподозрил: а не есть ли это просто эротическая фантазия, мечта. Трансы – известные фантазеры, на сайтах полно таких фантазий, и не редко их авторы выдают их за реальные истории. Я отличаю реальные истории от опусов этих транс-Мюнхаузенов по первым же фразам, как сказку с ее «В некотором царстве, в некотором государстве жили-были…» можно отличить от реалистической прозы Толстого или Шолохова. Но здесь я не знал, что и думать. Вроде бы история, по всем признакам, написана не Мюнхаузеном, и в то же время я не мог себе представить, чтобы …Потом встали всплывать в памяти подобные истории, за достоверность которых можно поручиться со стопроцентной уверенностью. Вспомнилась история из книги сексолога Арона Белкина «Третий пол»:

«Первым моим пациентом-транссексуалом был Рахим, талантливый танцовщик, приехавший из Ташкента.
Любовь к танцу пробудилась в нем в самом раннем детстве. Как только начинала звучать музыка, этот удивительный ребенок, не научившийся еще толком говорить, пускался в пляс, поражая всех пластичностью и поразительной точностью в передаче настроения, навеянного игрой музыкальных инструментов. Первым номером, который он исполнил публично, был танец бабочки на празднике в детском саду. Рахиму тогда было года четыре, но и теперь он с наслаждением вспоминал, как прекрасен был его костюм – пышная юбочка и крылышки, искусно закрепленные на спине, какое счастье он испытывал, словно на самом деле паря в воздухе. Почему с мальчиком стали разучивать танец, явно предназначенный для девочки, я так и не понял. Возможно, Рахим сам натолкнул воспитателей на эту странную идею необычайной грациозностью, присущей ему от рождения. Танец бабочки имел огромный успех.
Поступить в хореографическое училище всегда бывает нелегко, но Рахим конкурсные испытания выдержал с блеском. Учился он очень хорошо. И вновь, по непонятным причинам, педагоги поощряли его увлечение женским танцем. На экзаменах он обычно показывал сольные номера, но иногда выступал и в дуэте, исполняя роль партнерши. Я видел множество фотографий, подтверждающих это. Особенно хорош был Рахим в колоритных индийских танцах.
После училища молодого танцовщика приняли в штат республиканского театра оперы и балета. Карьера складывалась благополучно. Рахим участвовал во многих спектаклях, не раз побеждал на конкурсах и смотрах. Публика не догадывалась о мистификации – так убедителен был этот одаренный артист в женском образе».

А вот другая история – моего друга по переписке времен перестройки, с Украины (Кажется, из Харькова). Он не был транссексуалом и, возможно, прожил бы жизнь «нормальным» мужчиной, если бы не обстоятельство, навсегда изменившее его жизнь (по многочисленным личным историям из И-та знаю, что такое бывает часто: в первый раз надел платье – и будто мальчик Иванушка попил из козьего копытца и превратился, только не в козленочка, а в девочку). Классе в четвертом или пятом он записался в танцевальный кружок во дворец пионеров, и руководители кружка – муж с женой – предложили ему: «У нас в группе не хватает одной девочки для пары. Давай, ты будешь танцевать за девочку. Не смущайся, главное – ты ведь хочешь танцевать». Я подозреваю, что эти руководители – из тех, кого, как и меня, возбуждает вид переодетых девочками мальчиков, и этот недобор одной девочки они организовали специально. В первое же занятие Мише дали балетный купальник, объяснив, что это нужно для того, чтобы привыкнуть к роли девочки. Я спрашивал у Миши, а как отнеслись к его одевичению другие участники ансамбля, не смеялись над ним, не дразнили? Он ответил, что нормально, что его воспринимали как некое двуполое существо, мальчика-девочку. Девочки приняли его как свою в их компанию, он даже переодевался в комнате для девочек, а не для мальчиков. Ему с ними было комфортно, они развлекались тем, что примеряли наряды из костюмерной и демонстрировали их друг другу. Подружки переделали его имя, и из Миши он стал Машей, но преподавательнице это имя не понравилось, и она предложила называть его Наташей. Но потом закрепилось ласковое нежное прозвище Котик – слово вроде бы мужского рода, но очень подходит для хорошенькой девочки-лялечки. Из многочисленных историй из И-та и личных наблюдений я знаю, что девочки любят переодетых мальчиков, и Котик пользовалась в той компании всеобщей любовью. Да и преподавательница частенько говорила, что хотела бы иметь такую дочку. Девчонки дарили своей необычной подружке свои старые платья.
Танцевали в ансамбле народные и бальные танцы, и первым номером, который они подготовили, был молдавский. Когда к костюму полагался головной убор, проблемы с короткими мальчишескими волосами не было, в других случаях Котик надевала паричок. Под платьем были белые шелковые трусики. Танцевали, конечно, не только в своем родном дворце пионеров, но и в других местах. Бывало, что ездили в другие города на автобусе с ночевкой, в этих случаях ее хореографическая мама – преподавательница ансамбля готовила своей «дочке» чемодан с необходимой одеждой, и на гастроли Котик ехала полностью девочкой, жила в гостинице в номере с девочками, ходила в женский туалет. У мальчишек после отбоя шум, баловство, а у девочек – тихо, рассказывают страшные истории, и Котика совсем не тянуло к шалопаям-мальчишкам.
Я спрашивал, а как к Мишиным матаморфозам отнеслись его родители? Он ответил, что они никогда на концерты ансамбля не ходили и на сцене сына не видели. Вообще, конечно, руководители ансамбля крупно рисковали. Если бы узнали об их фокусах, возник бы скандал, могли бы и с работы выгнать. Но обошлось.
Закончилась эта история тем, что дети подросли, и где-то к восьмому классу ансамбль распался. Почему-то Миша после этого не встречался ни с кем из своих подружек – возможно, потому, что к этому времени решил: хватит играть в эти игры, пора начинать «нормальную» жизнь. Но тому, кто прошел такой глубокий курс феминизации, уже никогда не стать «нормальным», и на Новый год в старшем классе Миша одолжил у знакомых из театра костюм цыганки и на школьном вечере танцевал танец с бубном.
В дальнейшем он не раз пытался бросить «дурную привычку», выбрасывал платья, но потом понял, что от судьбы не уйдешь, и решил жить как девушка. Родители, что странно, отнеслись к этому решению с пониманием (представляю, как бы к такому отнеслись мои родители!), мама даже вспомнила, что в детстве у них во дворе тоже жил один мальчик-девочка. Мнение окружающих Мишу не пугало. «Я для себя живу, а не для других», - написал он мне в своем письме. Имя себе он оставил прежнее – Наташа. Секса с мужчинами он не хотел, но сообщил, что любит делать минет. Ходил на танцы, знакомился с парнями, те приводили его к себе, а дальше, по его словам, «поговорили – можно и за удовольствия», то есть, минет. Его любовники так и не распознали в нем парня.
Он писал, что живет с женщиной, у которой есть ребенок, и хочет на ней жениться. Собирается начать принимать гормоны. Прислал мне свою фотографию, сделанную в фотоателье: погрудный портрет, женская прическа, белая блузка, умело сделанный макияж, в ушах большие круглые серьги. Лишь приглядевшись пристально, можно различить мужские черты. Так у европейца, у которого были азиатские предки, можно, приглядевшись, заметить монголоидные черты. Миша-Наташа прекратил(а) переписку, и о дальнейшей его(ее) судьбе я ничего не знаю.
Нашел я в И-те историю, которая не относится к теме хореографии, но в ней много общего с теми материалами, которые я привел. Для меня это еще одно доказательство, что то, что мне кажется невероятным, слишком заманчивым, чтобы быть правдой, все же случается в реальности. Привожу фрагмент из этой истории:

«Я считалась девочкой три с половиной недели, а дело было так. Мама родила меня, когда ей было уже почти сорок лет, а роды в таком возрасте сложнейшее испытание для женского организма. Мне во время родов повредили руку, и она почти до трех лет висела безжизненно. Диагноз - паралич Эрба! Родители были в шоке. В общем, у вас ребёнок – инвалид. Тогда, в советские времена («Спасибо нашей партии за наше счастливое детство»), была налажена бесплатная или чисто с символической оплатой сеть всесоюзных здравниц, и работал профсоюз завода, на котором работали мои родители. Меня почти каждый год отправляли в санатории, обычно в Евпаторию. Теперь я с трепетом вспоминаю этот чудный город и считаю его городом детства. На этот раз это был санаторий «Родина». Это было старое помпезное здание и несколько отделений поновее в красивом парке с кипарисами и всякой южной растительностью на берегу Евпаторийского Лимана возле грязелечебницы Мойнаки. Кстати в нашей отрядной комнате когда-то лежал больной Николай Островский и там он написал часть своей книги «Как закалялась сталь». Путёвка была на два месяца - май и июнь. Первый из них – лечение, а второй - оздоровление. Поселили меня со, скажем так, не русскими. Я ревела сутками. Тоска. Говорить не о чем, и я бегала из нашего отделения «Якорь» в соседнее отделение «Бригантина» к девчонкам. Там были три девочки-украиночки, с которыми я подружилась.
Собирался праздник - День Бантика и продолжение - Принцесса санатория, и они предложили меня переодеть, на что я, не долго стеснявшись, согласилась – ведь в душе я так этого хотела! Взялись дружно вместе с вожатой Валей. Таня дала мне своё красивое синее платье и любовалась мною, говоря, что оно так идёт к моим голубым глазам. В общем, я была действительно красавицей. Поскольку администация все равно толком не знала всех детей, и я попала на этот конкурс по ошибке - просто наряд на мне был явно праздничный, о чем позаботились мои подружки. Валя только мне по губам подсказывала, чтобы я добавляла букву «а» к глаголам, и она осталась мною очень довольна. Конкурсы были типа кто быстрее почистит картошку или пришьёт пуговицу. Ну, там, рассказать стишок и типа дефиле, но тут мне не было равных. Кто как не я рассекала в платьях которые перешивала моя мама, воображая модницу. Чтобы не потерять подругу, и чтобы не вышло скандала, я уступила Тане, которая дала мне своё платье. Лавры королевы достались ей, и она была счастлива, а я была второй, но в душе то я знала, что первая. Я ведь была в чужой, но такой приятной одежде, и никто, кроме узбека Джамиля, надо мной не смеялся (но на него мне было плевать), за что он поплатился в последствии. Кстати, с ним разобралась не я, а мои девчонки. Больше он в мою сторону не смотрел. Так прошел ещё один счастливый день моей жизни. День, в который ты можешь быть самой собой, и никто не может тебя в чем-то упрекнуть.
Потом вечером ко мне подошла воспитатель девочек Валя - милейшей души человек, молодая и красивая женщина и говорит: «Вадик, мне нужно с тобой поговорить», - и, немного выдержав паузу и посмотрев мне прямо в глаза, сказала: «А ДАВАЙ ТЫ ПОБУДЕШЬ…. ДЕВОЧКОЙ! Я обо всём договорюсь с вашим воспитателем Андреем». Я, покраснев, не долго думая, ответила - ДА! Потом они долго о чём-то спорили с Андреем, и он говорил ей что то типа «Ты с ума сошла», а она ему в ответ «Не волнуйся, всё улажу и обо всем договорюсь!» Валя мне говорит: «Ты в другом городе, и об этом всё равно никто не узнает. Завтра я принесу тебе вещи...моей дочки, подойдут. Она с многого уже выросла, и у тебя их будет столько, что все девочки обзавидуются. Ну что, договорились? Ты посмотри, как у тебя сегодня прошёл день - тебя ведь такой счастливой я никогда не видела, чтобы ты так смеялась и резвилась».
Я поймала себя на мысли, что она обращается ко мне в женском роде. Ну а как же ко мне было обращаться, если я сидела перед ней на лавочке в Танином синем платье с Ленкиными бантами и Ксюшиными носочками? Косметика вся, конечно, уже поплыла, день ведь был жаркий, и провела я его довольно активно. «Только смотри, теперь ты должна вести себя как девочка, и никаких разборок с узбеками… Как же мы будем тебя называть?» «Вика»- ответила я . «Вот и славно. Оказывается, у тебя уже и имя есть?» «Есть» - ответила я с гордостью. «Ладно. Потом мы по девичьи посекретничаем.»
В общем, утром открыв шкафчик, я увидела там много всего о, чём мечтала, и никто, кроме не русских, не мог меня ни в чём упрекнуть Были нарядные и красивые платья и банты. Ночнушка батистовая и беленькие сандалии, которые были мне как раз впору. Увидев всё это, я увидела зависть в глазах моих подружек, но успокоила их сразу, спросив Валю, можно ли будет им дать поносить, на что она ответила: «Ну, конечно же, девочки!». Писать я ходила позже всех, как попросила Валя, и всегда сидя. Не буду скрывать: интерес к тому, что у мальчика в трусиках, у девчонок в крови, и они иногда рассматривали моего «дружка», пока он не начинал твердеть. Валя мылась в душе вместе со мной, и тогда я впервые увидела красоту женского тела. Валя была сложена как типичная украинская женщина, с большой грудью и широкими бедрами. Особенно мне запомнились её толстые каштановые волосы которые она мыла, нежно втирая шампунь в корни. Она всегда отворачивалась от меня попой. Однажды, увидев мой взгляд и затвердевшего моего дружка, она сказала: «А ты не такая уж и девочка. Только не вздумай ничего плохого. Поняла меня?... Тяжело тебе будет в жизни, моя хорошая». Она присела ко мне на корточки и нежно поцеловала меня в щечку.
Жизнь протекала беззаботно. Мы с девчонками заняли первое место в чемпионате санатория по городкам. Нас возили на экскурсии, и мы объездили весь Крым, веселясь и радуясь жизни. Вот так беззаботно и пролетели три с половиной недели.– наверное, САМЫЕ СЧАСТЛИВЫЕ В МОЕЙ ЖИЗНИ. Потом чуть не случилась снова катастрофа: мои родители приехали на день раньше, чтобы меня забрать и отдохнуть у моря, и только по чистой случайности все обошлось. Валя меня спасла - она провела меня через пожарный выход сзади здания и весь мой чемодан с мальчиковыми вещами тут же принесла с камеры хранения. Быстренько переодевшись и смыв с себя Танину помаду, я вышла к своим родным, по которым очень соскучилась. Несмотря на сонный час, меня вышли провожать мои дорогие подружки и, конечно же, Валя, которая расплакалась обо мне, как о родной дочке. В общем, мы все поревели, и еще долго с моих уст слетало «сделала», «сказала», «подумала»… Папа был глуховат, а мама вздыхала тяжело.
*

И еще одна история теперь уже о юной транс-гимнастке. Автор – женщина, снова из Америки.
*
«У моей сестры Шерон трое детей: две дочери и младший – сын Пауль. Он занимался спортивной гимнастикой, и когда из младших классов перешел в среднюю школу, в секции гимнастики, ему сказали, что, никто из мальчиков, кроме него, в секцию не поступал, и предложили заниматься с девочками. Шерон привела сына в спортивный зал, где занимались девочки, готовясь к соревнованиям на звание чемпионки штата, и тренер сказала, что Пауль мог бы заниматься как девочка, если согласен носить девчоночью одежду: юбочку, бантики в волосах и прочее.
После обсуждения с родителями Пауль решил попробовать. Тело у него довольно стройное и женственное, красивые русые волосы, так что сойти за девочку ему было не трудно. В течение шести недель перед отборочными соревнованиями он не стриг волосы, мама собрала ему необходимую одежду, подобрала подходящий макияж, заплела волосы почти до плеч в косички. Пауль взял себе имя Полин, и никто из девочек и их родителей не догадались, что он не девочка.
С тех пор прошло почти полгода. Пауль после школы и по выходным дням одевается как девочка. На соревнованиях он надевает свитер с плессированной юбкой, волосы (теперь они ниже плеч) завязывает на затылке хвостом с белым или красным бантом. Перед соревнованиями он спит в бигуди, оставаясь в них в течение всего дня, и снимает перед самым соревнованием. Теперь все девочки знают, что он мальчик, и это их не смущает. Я видела его на разных соревнованиях, и уверяю вас, что невозможно признать в нем мальчика, если не знать об этом заранее. Он очень комфортно чувствует себя в облике девочки. Я потратила много времени, занимаясь его нарядами и прической. Учится он на пятерки.
Сейчас они с мамой думают над проблемой, как ему жить в следующем году, когда он будет учиться в старших классах».

*
В приведенных отрывках описаны все же отдельные, не типичные случаи (хотя было бы очень интересно узнать, сколько подобных случаев произошло за последние несколько десятилетий в мире – возможно, эти нетипичные случаи давно уже вполне типичные). И вот ещё свидетельства из И-та:
*
«В наши дни почти каждая девочка в США какое-то время занимается балетом. И судя по количеству видео на You Tube и фотографий в Интернете, все больше мальчиков занимаются в балетных классах. В это трудно поверить, но это так».

* * *


Две мои сестры (одна на 18 месяцев старше меня, другая на 18 месяцев моложе) были зачислены в балетный класс. Возникла проблема: куда меня деть, когда они будут в балетной школе. Мне было всего шесть лет, и было решено зачислить и меня тоже. Меня при этом мама не спросила, хочу ли я заниматься балетом, ведь ребёнка не спрашивают, хочет ли он ходить в детский сад. Было только одно препятствие: согласится ли преподавательница, ведь в её школе занимались только девочки. Но маме удалось её уговорить, поскольку та нуждалась в дополнительном доходе. И, к моей радости, я стал заниматься с девочками в балетном купальнике. Я был так взволнован, что хотел носить купальник в школу, чтобы показать всем, но мама, конечно, не позволила. Но, тем не менее, я всем в классе похвастался им. И впервые столкнулся с дискриминацией по признаку пола, когда одна девочка в классе сказала, что мальчиков не принимают в балет, и если я хожу в балетный класс, значит, я сиси. Я не знал, что такое сиси, но понял, что быть сиси стыдно. Вечером я сказал маме, что больше не хочу заниматься балетом. Мама спросила, почему, и я передал, что мне сказала та девочка. Мама сказала, что это не правда, что многие мужчины занимаются балетом, есть среди них и знаменитые, а та девочка просто завидует мне. Это меня успокоило, и я продолжал ходить в балетную школу и занимался балетом в течение нескольких лет. Пару раз я выступал в балетной пачке вместе с девочками на концерте. В пятнадцать лет мама купила мне юбку, чтобы во время занятий не мёрзли ноги. Я не часто занимался на пуантах, хотя у меня было несколько пар. Чаще всего мы занимались в балетных тапочках. В большинстве спектаклей, в которых мы выступали, не было мужских партий, и я, чтобы не отличаться, танцевал в купальниках. Считается, что среди мужчин-танцовщиков много геев. И правда, когда я, повзрослев, стал заниматься в классах, где было много юношей, у меня были гомосексуальные контакты, но это никогда не было проблемой. Я думаю, что многие, как та девочка, считают, что мужчины в трико выглядят несколько женственно. Но поверьте, у меня было много девушек. И парни, с которыми я провёл многие часы за станком, были только моими друзьями – не более. Когда я занимался в начале 60-х годов, в моде была причёска «битлз», и я тоже носил такую причёску. Во время занятий я завязывал волосы хвостиком, открывая лоб, чтобы пот не тёк мне на глаза. Мама сама помогала мне завязывать их в хвостик. Пару раз она даже заплетала их во французские косичка, когда мне приходилось выступать девочкой.
*

И совсем короткие сообщения из интернета. Все авторы живут в США.

*

Когда я поступил в балетную школу, в ней, кроме меня, занимались двенадцать девочек, и меня воспринимали как одну из них. Я должен был заниматься в купальнике, розовых колготках и белых тапочках. Мне разрешали сверху надевать школьные шорты, поскольку я всё-таки был мальчиком. В четырнадцать лет я должен был выступать на концерте в том же костюме, что и девочки. Мне сказали, что макияж должен быть обязательно. Я не люблю одевать женскую одежду, но в моей школе правила для всех одни. В рождественском концерте я выступал в розовой шляпе, белых колготках, коричневом купальнике и розовых перчатках.

* * *

Мама купила мне розовый кружевной купальник, розовую юбку, розовые колготки и розовые атласные тапочки. Преподавательница настаивала, чтобы я занимался в балетном классе в качестве девочки – в школе были строгие правила.

* * *

Я занимался в балетном классе в белом купальнике и чёрном трико и в розовых пуантах, поскольку в классе были только девочки. В нашем районе это была единственная балетная школа, и я занимался в ней как девочка.

*

Я думала, что только мои мальчики (10 и 15 лет) любят носить колготки и трусики, когда занимаются балетом. Их учитель говорит, что им также нужны пачки. Они любят женственные наряды, в основном ярких цветов, но большую часть времени носят белые. Они хотели бы танцевать на школьной сцене, но это вызовет осуждение в обществе. Мы посылаем привет всем мальчикам и их родителям, которые поощряют сыновей танцевать женские танцы.


04 дек 2016 12:24
Профиль Отправить email
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
   

Форма обратной связи с Администрацией


© 2008-2018 trans-admirer.ru




Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB